Click here!Click here!

 

Содержание

Зміст

Contents

ЮНОСТЬ ИНВЕСТ

Киностудия Довженко

Награды

Кастинг

Пишите нам


 
 


ЧАПАЕВ

Киностудия «Ленфильм»
Выход на экраны: 7 ноября 1934 г.
Сценарий и режиссура:
Георгий и Сергей Васильевы
(по материалам Д.А.Фурманова
и А.Н.Фурмановой)


Tatiana Potekhina, Film critic, analyses the perception phenomenon of the screen image of Chapayev, created by directors Vasiliyevy in Leningrad Studio in 1934, as a historical person.

В главных ролях: Борис Бабочкин (Чапаев), Леонид Кмит (Петька),
Варвара Мясникова (Анна), Илларион Певцов (полковник Бороздин).

Лет 15 назад, в романтичное перестроечное время, группа молодых кинокритиков: Андрей Дементьев, Евгения Тирдатова, Алексей Ерохин и Олег Ковалов, — увлечённые идеей создания нового киножурнала, долго бились над его названием. Кто-то предложил, чтобы журнал был назван именем нарицательного киногероя, как, к примеру, журнал «Чарли» в Швеции. У Алексея Ерохина тут же вырвалось: «Василь Иванович!» Это вызвало всеобщий смех, журнал впоследствии назвали «Киноглаз», но то, что у кинокритика ассоциативно родилось именно это имя, само по себе глубоко знаменательно.

Вот уже несколько поколений зрителей воспринимают экранный образ, созданный братьями Васильевыми, как историческую данность. Для них «Чапаев» — это не просто название кинофильма, не просто легендарный комдив времен гражданской войны и не просто результат творчества тех или иных режиссеёров. Это уже часть народной мифологии, и в этом смысле «Чапаев» невероятно интересен, как интересен всякий народный миф.

— Вам, вероятно, известно, что союзное командование оценило голову Чапаева в 20 тысяч.
— Союзное командование, Ваше Превосходительство, могло бы дать и дороже.

Начнём с того, что Васильевы не братья. Виктор Шкловский утверждал, что именно он дал им этот псевдоним.

Вместе они представляли собой странную пару: Георгий Николаевич — статный, красивый брюнет (это он выступает в первой шеренге психической атаки каппелевцев в роли невозмутимого поручика с элегантной сигаретной папиросой в зубах), служивший ранее в Красной Армии, и Сергей Дмитриевич — интеллигент с эспаньолкой, сын царского офицера, героя Шипки. Работая редакторами по перемонтажу западных (в основном американских) фильмов, Васильевы готовили их к прокату в СССР. За четыре года, проведенных у монтажных столов, они настолько «приработались» и сроднились, что на режиссёрский путь вступили под общим именем — «братья Васильевы».

1932 год. Сценарный отдел студии «Ленфильм» готовился к 15-летию советского кино. Васильевым предложили сценарий вдовы Фурманова, созданный на основе одноименного романа. Рукопись режиссеёров заинтересовала, но не устроила: в центре повествования был комиссар. Написание и доработка нового литературного сценария заняли около полугода. Наконец 1 июня 1933 года был опубликован вариант под названием «Чапай». Из 57 сцен окончательного варианта только 4 взяты непосредственно из книги, да и то в изменённом виде, а 53 сцены написаны наново.

Первая читка потрясла доверенных слушателей — актеров Иллариона Певцова (будущий «полковник Бороздин») и Бориса Бабочкина. Бабочкин, которому не было еще и тридцати и который до «Чапаева» работал только в немом кинематографе, был утвержден на роль комдива сразу же, без предварительных проб и репетиций.

— Тихо, граждане, Чапай думать будет!

Знакомство с героями, и первый из 820 кадров картины: Наперерез отступающим красным бойцам со звоном бубенцов вылетает лихая тройка. Впереди Чапаев с Петькой-ординарцем, за ними, в фаэтоне, станковый пулемет «Максим». Сейчас он заговорит.

Безусловен тот факт, что открытие «реального Чапаева» произошло именно в картине Васильевых. Исходная посылка режиссеёров заключалась в «идеальности» образа, то есть лишь в формальной соотне-сённости с человеком, называвшемся Чапаевым в жизни. В заметках к постановке фильма указано: «Герой картины — легендарный Чапаев. Мало кто о нём знает. Каким он был на самом деле — не знает почти никто». Однако легенда была важнее человека. Васильевы осуществили парадоксальную процедуру: они персонифицировали миф в конкретную фигуру.

Каноническая внешность комдива ассоциируется в отечественном сознании исключительно с экранным образом Бабочкина: характерные чапаевские усы, папаха и бурка. Демократические, на грани скоморошества, манеры руководства и словечки Чапаева сближают, отчасти, его с другой, не менее легендарной личностью — Суворовым, чей авторитет в период создания фильма всячески пропагандировался, а опыт поощрялся.

Ещё один немаловажный фактор: «Чапаев» — первый фильм, в котором тип «русской идеи» был воплощён в человеческом образе. В мемуарах Бориса Бабочкина есть одна потрясающая фраза, дающая ключ к пониманию образа его героя: «Я, играя в фильме «Чапаев» роль красного командира, хотел сделать его и наивным, и по-звериному жестоким». Известно, что режиссеёры вырезали из окончательного варианта картины сцену расстрела комдивом отступников. В эмоциональном плане расстрел, как и всякий показ откровенной жестокости на экране, оборачивался против героя. Авторам не хотелось лишать Чапаева ореола благородства. Однако такие противоположные качества, как детская чистота, наивность и звериная жестокость есть два полюса русского национального характера.

От центрального драматического русла жизнеописания легендарного комдива ответвляется конфликт Анны - Петьки, что позволяет взглянуть на творение братьев Васильевых с необычной стороны — как на фильм о любви. Взаимоотношения ординарца и бывшей ткачихи строятся по типу «любовного треугольника», в котором третьим оказывается пулемет «Максим». Вспоминается первый урок пулеметного искусства с «наложением рук»: «А это называется «щечки», — и сердитый ответ: «Учи, дьявол, пулемёту!» Правда, со временем Анка смягчается, и один из вариантов финала обрисовывал идиллию встречи влюбленных на фоне цветущего яблоневого сада.

— Красиво идут...
— Интеллигенция.

Последней ролью заслуженного артиста республики, корифея академических театров Иллариона Певцова, у которого учились и Георгий Васильев и Бабочкин, стала роль колчаковского полковника Бороздина. Впервые в советском кино образ врага не был упрощён до плакатной карикатурности. Для периода 30-х годов это было ново, неожиданно и, пожалуй, слишком смело, о чём свидетельствовали резкие критические замечания в адрес авторов. Основной шквал критики обрушился на сцену атаки, в которой усматривалась героизация белого офицерства.

Психическая атака каппелевского полка — одна из самых известных и самых лаконичных сцен советского кино. В «Броненосце Потёмкин» Эйзенштейна эпизод «лестница» занимает 200 кадров. Васильевым в «Чапаеве» хватило 50-ти. Впоследствии обе сцены войдут в историю мирового кино как классические образцы монтажного искусства.

Ознакомившись с фильмом, начальник Главного управления кинематографией Б.З.Шумяцкий приказал исключить из «Чапаева» всю сцену отражения психической атаки, опасаясь, что картину обвинят в реабилитации белогвардейщины, как это случилось ранее с пьесой Булгакова «Дни Турбиных». Для постановщиков и зрителей сцену «спас» Будённый, принимавший фильм от Кремля, возгласом «Как идут, черти! Как идут!»

Атаку отбивает Анка, блестяще освоившая технику пулемётного искусства. Каппелевцы падают под пулями, но ряды смыкаются вновь под реющим чёрным флагом с изображением мёртвой головы. На Западе сцена воспринималась в метафорическом смысле, ибо, как писал Жорж Садуль, «угроза гигантской психической атаки, которую репетировали на парадах в Нюрберге, уже нависла над Европой».

— Врешь!.. Не возьмешь!..

Фильм Васильевых утвердил в общественном сознании окончательную картину гибели Чапаева в водах Урала. До той поры версия базировалась лишь на том, что тело легендарного комдива не было найдено после боя. В 20-е годы всерьёз обсуждались и другие гипотезы. Так, в 1926 году — после выхода в свет книги Фурманова, излагающей версию утопления — в «Правде» появилась красноречивая публикация «Арест убийцы Чапаева». В ней сообщалось, что пензенскими сотрудниками ГПУ «арестован колчаковский офицер Трофимов-Мирский, в 1919 году убивший «попавшего в плен прославленного начальника дивизии товарища Чапаева». Предположения об утоплении с осторожностью принимал и сам Фурманов. С выходом на экраны фильма, смерть Чапаева в водах реки Урал обрела право исторической реалии настолько, что Кутяков, соратник Чапаева и один из добросовестных его биографов, включил этот эпизод в свою документальную книгу.

Человек безукоризненного вкуса, художественный руководитель «Ленфильма» Адриан Пиотровский (репрессирован в 1938 году) убедил авторов отказаться от первоначальной версии финала — живописной танковой атаки «красных» и встречи Анки с Петькой, уже не ординарцем, а командиром взвода. Осталось так, как и было: 1919 год. Утро. Река Урал. Пулемет «Максим», возникший в первых кадрах на правах одного из главных героев, теперь в руках врага. Последняя очередь накрывает Василь Ивановича с головой... Чапаевская 25-я дивизия запоздало приходит на помощь своему комдиву. Три взрыва на крутом берегу завершают картину, которую газета «Нью-Йорк Таймс» впоследствии назовет лучшим советским звуковым фильмом.

— Великолепная у вас будет жизнь.
Знаешь, какая жизнь будет!
Помирать не надо!

«ВСЕМ, ВСЕМ, ВСЕМ НУЖНО УВИДЕТЬ ЭТУ ПОСТАНОВКУ!» (газета «Известия», 15 ноября 1934 года).

Дальнейшее — часть легенды. И толпы, осаждающие кинотеатры, и транспоранты «Мы идём смотреть «Чапаева», и катастрофическая нехватка копий, и необъяснимая надежда зрителей, пересматривающих картину снова и снова, что сегодня, сейчас пуля пройдёт стороной и Василь Иванович выплывет...

В притивовес высказыванию комдива о сложностях, связанных с незнанием языков, «язык «Чапаева» оказался понятен всем странам и континентам.

В минувшем году «Чапаеву» Васильевых исполнилось 66 лет. Очевидно, образы становятся великими только тогда, когда покидают породившую их культуру, чтобы раствориться в народной стихии. А фильмы-мифы всегда значительнее, чем сам фильм, из которого они вырастают, потому что живут они уже не столько на экране, сколько в сознании зрителей.

Татьяна Потехина