Click here!Click here!

 

Содержание

Зміст

Contents

ЮНОСТЬ ИНВЕСТ

Киностудия Довженко

Награды

Кастинг

Пишите нам


 
 


БІБЛІОТЕКА

СОДЕРЖАНИЕ И ФОРМА
(о М. Светлове)

Василь Ілляшенко

Творчий доробок художнього колективу кіностудії доповнюється літературними творами, що їх пишуть митці у вільний від зйомок час.

Вийшли з друку три частини оповідань «Етюди про кіно» Василя Ілляшенка. Автор згадує зустрічі та спільну роботу з багатьма відомими людьми, з якими зводила його доля на життєвих дорогах.

 

Creative work of the artist of the Studio spreads over their writings. There were presented three books of “Cinema Essays” by Vasiliy Ilyashenko, editor-in-chief of Dovzhenko Studio. Brief sketches of the meetings with Mikhail Svetlov, famous poet, and Konstantin Khokhlov, chief director of Kyiv Lesia Ukrainka Theater of Russian Drama.

Кажется, осенью 1960 года мы, тогда ещё студенты института кинематографии, сбежались стайкой в дом литераторов Москвы не столько за потребностью, сколько с явным желанием увидеться там с «великими мира сего». Литературного, конечно.

Сидели за отдельным столиком, пили пиво (на большее у студента не хватало) и зажигались в споре.

— Главное не содержание, а форма, — это Михаил Кобахидзе (помните его «Свадьбу»?). — Содержание у нас у всех одно — социалистическое (то были времена безраздельного господства соцреализма). А вот форма — это та одежда, в которую каждый должен по-своему одеть для всех одинаковое тело содержания. Кто лучше это сделает — тот и мастер.

А кто-то возразил:
— По-твоему, фильмы — это конфетки в красивой обёртке?
— И чем красивее обёртка, тем слаще содержание конфетки...
— Так что главное — форма...

Поодаль стоял Михаил Светлов, сутулый, молчаливый, спокойный. Слушал, попивая что-то из стакана длинейшей формы. Наверное, вино.

Внимательно выслушав спор, он подошёл (был среди нас и его сын Сандро). Подошел Отец к компании сына и сказал:
— Так говорите, главное — форма, молодые люди? Так, так... Интересно... Вот в руках у меня посудина. Я выпиваю содержание (и он вправду выпил вино), а форму оставляю вам (поставил пустой стакан на стол).

Пошёл к кассиру, на ходу кивнув:
— Расплачиваюсь за содержание. А за форму деньги берут только тогда, когда я её случайно разобью.

Мы сидели ошеломлённые, в первые минуты не знали, что сказать.

А он, расплатившись, пошёл и, только на пороге, повернувшись к нам, напоследок добавил:
— И в редакции мне также плату дают не за хорошую бумагу, а за то, что на ней написано. Будьте здоровы, молодые люди.

Сказал и вышел...