Click here!Click here!

 

Содержание

Зміст

Contents

ЮНОСТЬ ИНВЕСТ

Киностудия Довженко

Награды

Кастинг

Пишите нам


 
 


1 2

- …Успокойтесь… Что за детский сад.
Ирина, шмыгая носом:
- Извините… Это тоже случайно. Дайте сигарету. У меня в маш… кончились.
Закуривают.
Сергей Андреевич искоса поглядывает на девушку.
После паузы:
- Ирина, можно вас спросить?
- Она бурчит:
- А чё нет?..
- Чем вы занимаетесь?
- Я?
- Вы.
- Учусь.
- Где?
- В педе… В меде…
Он, кивнув:
- Понятно… И не тяжело сразу в двух?
Ирина молчит.
- Ну, допустим… А живёте с кем?
- Я?
Сергей Андреевич молча смотрит на неё.
Ирина, пожав плечами:
- С родителями. Они инженеры… И с бабушкой… Она из деревни.
- Угу… И штуки эти – конечно же бабушкино наследство, да?
Непонимающий взгляд:
- Штуки?.. Какие штуки?
Усмехнувшись, он отводит ей волосы:
- Вот эти… Они бриллиантами называются.
Ирина, с досадой:
- Подруга дала поносить… А что – нельзя?
Сергей Андреевич испытующе вглядывается в неё.
- …И чего так смотреть?
- Вы постоянно врёте… И у метро… И сейчас. Это настораживает.
- Боитесь?.. Меня?
- Настораживает.
Ирина, отвернувшись к окну, молча курит.
Сергей Андреевич качает головой:
- Извините, но… неужели и про сестру тоже?
Молчание.
- Кто вы, Ирина?.. Что вам нужно?
Она, швырнув окурок в окно, откидывается на спинку сиденья.
- Мне нужно назад, в аэропорт.
- В аэропорт?
- Да.
Усмешка:
- Случайно куда-то летите?
- Лечу. Куда-то.
Сергей Андреевич молча включает двигатель.

Аэропорт. Привокзальная площадь.
Подъезжают зелёные «жигули». Из них выходит Ирина. Лицо её спокойно.
Демонстративно направляется к стоящему неподалеку «Опелю».
Неожиданно быстро возвращается.
Склонившись к окну:
- Вы знаете, что такое гонка без правил?
Сергей Андреевич молча смотрит на неё.
- …Я вызываю вас… Только дайте мне форы.
Бежит к своей машине. Рванув дверцу, кричит:
- Сорок семь минут!..

«Опель», взвизгнув покрышками, срывается с места.

Дом Ирины. У ворот тормозит «Опель».
Оставив машину на улице, девушка заходит во двор.
Опустив голову, быстро идёт вдоль клумбы.
- Ир!..
Со скамейки поднимается Алик.
Мельком глянув на него, Ирина исчезает за тяжелой дверью.

Двор дома Сергея Андреевича.
Он запирает гараж. Направляется к подъезду.
- Здравствуйте, Сережа…
Из-под раскидистого дерева ему улыбается соседка. Возле её ног крутится лохматая собачонка.
- Здравствуйте, Виолета Васильевна.
Женщина, лукаво:
- А вас тут настойчиво ищут.
Он, остановившись:
- Кто?
- О!.. Юная красавица.

Широкая речная гладь. По горбатому мосту неторопливо ползёт поезд метро.
У бетонного парапета набережной, поглаживая плечо, одиноко стоит Ирина.
Под ней, у самой кромки воды, замер рыбак. Девушка отрешённо смотрит на поплавок. Взметается длинное удилище. В воздухе серебристо мельтешит рыбёшка. Ирина вздыхает.

Аэропорт.
На крыльце служебного входа стоят Сергей Андреевич в гражданском и загорелый жилистый мужчина в лётной форме.
Короткий разговор. Пожав собеседнику руку, Сергей Андреевич направляется к автостоянке. Подойдя, замедляет шаг – возле его машины, улыбаясь, стоит Ирина.
- Здравствуйте, Сергей Андреевич.
- Привет, рояль.
Девушка смеётся:
- Я сегодня без колёсиков… Подбросите?
- Что ж с вами делать… Садитесь.

Загорелый мужчина, щурясь из-под козырька, пристально вглядывается в Ирину.

Салон «Жигулей». За окнами потянулся пригород.
- Куда вас отвезти?
- К вам.
- Не понял.
- Пригласите меня в гости.
- Нет.
- Почему?
Молчание.
- Почему – нет?
- Потому что вы – подруга моей дочери.
- Остановите здесь!..

Квартира Сергея Андреевича.
Высокие потолки. Скромная, достойная обстановка.
В большой комнате над диваном висит фотопортрет дочери, копию которого мы видели на могиле. Траурной рамки на нём нет.
На диване, закинув руки за голову, лежит хозяин квартиры.
Где-то тихо стучат ходики.

Солнечное утро. Большой универсам. Людской водоворот.
Из стеклянных дверей с объёмистым пакетом в руке выходит Сергей Андреевич.
У тротуара замер длинный ряд машин.
Подойдя к своим «Жигулям», он садится и осторожно сдаёт задним ходом.
Выворачивает на проезжую часть.
Круто подрезая, перед его капотом резко останавливается маленький чёрный «Опель». Сергей Андреевич с силой жмёт на педали. Визг тормозов.
С тротуара – тревожные возгласы.
Распахнув дверцу, он выскакивает из машины.
- Ты что, сдурела?!.
От «Опеля» к нему бежит Ирина.
Приблизившись вплотную и глядя в глаза, внятно выговаривает:
- Сегодня я к вам приеду… Вечером… В девять часов… Не откроете – лягу под дверью и буду орать… Громко… Так что не рискуйте.
Быстро отходит.
Рычит двигатель. «Опель» теряется в потоке машин.

Вечер. Двор дома Сергея Андреевича.
Из арки выходит Ирина. Она одета в строгий дорогой костюм.
В меру укороченная юбка. Жакет. Скромный макияж.
- Здравствуйте, милочка…
На лавочке расположилась соседка Сергея Андреевича.
Ирина, мрачно:
- Только попробуйте сказать, что его нет дома.
Лицо женщины вытягивается.

Лестничная площадка. Ирина решительно звонит.
Дверь открывается. Девушка молча заходит. Щелчок замка. Пауза.
Снизу бесшумно поднимается Алик. Неуверенно озирается.
Из квартиры Сергея Андреевича глухо доносятся голоса.
Алик приникает ухом к двери.

Узкая прихожая. На вешалке – пиджак, темно-синий плащ и лётная фуражка.
В углу – стиральная машина. На ней стоит телефон.
- Добрый вечер, Сергей Андреевич! - ослепительная улыбка.
Хозяин молча кивает. Одет он в светлые брюки и рубашку с короткими рукавами.
- Вот она я!.. И делайте со мной всё, что хотите! Хотите?
Сергей Андреевич, спокойно:
- Убирайся вон, – тянется к дверному замку.
- Так я ж заору. Забыли?
Ирина набирает в лёгкие воздух. Надув щёки и вытаращив глаза, вопросительно смотрит на хозяина.
Он, устало:
- Что ты хочешь?
Ирина, шумно выдохнув:
- Во-первых, есть… Кушать… Лопать… А там видно будет.
Сергей Андреевич молча идёт на кухню.
- Вот спасибо-то!..
Сбросив туфли, она звонко шлёпает следом.
- А то я, знаете ли…
- Помолчи.
- Всё. Молчу.
Оглядев кухню, Ирина падает на табурет.
Вытягивает ноги:
- Фу-у… Тёлка я усталая… Побегай за вами.
- Пельмени будешь?
- А осетринки нет? – невинный взгляд.
- Что?
- Осетринки… Рыбка такая, - Ирина вздыхает. - …Уж, извините – брюлики обязывают.
Сергей Андреевич, усмехнувшись:
- Найдётся.
Открывает холодильник. Ирина, подняв брови, наблюдает, как он выкладывает на стол продолговатый пакет. Принюхавшись, удивлённо хмыкает.
Рядом ложатся сервелат, сыр, яркая баночка заморского деликатеса.
- Достаточно?
Ирина застенчиво улыбается:
- И попить что-нибудь… Лучше – «Мартини».
На столе возникает запотевшая бутылка «Мартини».
Ирина, изумлённо:
- О-ба-на…
- Только накрывать будешь сама.
- Сама, сама! - она вскакивает. - …Обожаю всё сама!..
Сергей Андреевич, чуть замешкавшись, снимает со стены яркий ситцевый фартучек. Не глядя, протягивает девушке.
Ирина, бросив на хозяина быстрый взгляд, молча надевает его.

Поздний вечер. Двор дома Ирины.
На скамейке, ссутулившись, сидит Алик.
К воротам подкатывает крытый джип. Громкие голоса. Мужской смех.
Алик поднимает голову. Вдоль клумбы идут родители Ирины. Елена Владимировна поддерживает мужа под локоть. Тот пьяненько похохатывает.
- Добрый вечер, - Алик встаёт.
- Здравствуйте, Алик, - Елена Владимировна ласково улыбается ему.
- Привет, жених… Как дела?
Отец добродушно пожимает парню руку.
- Да какие у меня дела… Вот у Ирины…
- А что у Ирины?
- Мужик.
- Какой мужик?
- Сорок с лишним.
Елена Владимировна ахает. Испуганно смотрит на мужа.
Тот, недоверчиво:
- Сорок с лишним?..
- Представьте себе, дядя Костя.
Отец, хлопнув себя по боку:
- Ну, Ирка!.. Ну, папина дочка!
Запрокинув голову, громко хохочет.

Квартира Сергея Андреевича. За окнами темно.
В комнате у стола сидят хозяин и Ирина. Между ними на скатерти тарелки с закуской, почти пустая бутылка «Мартини», початая четвертинка водки.
Ирина, подперев ладонью щёку и прикрыв глаза, тоненько выводит:
- …Крошка-малютка безногая…
- По-моему, тебе пора ехать.
- …пыльной дорогой ползё-ёт…
- Я вызову такси.
- …Крошка…
Сергей Андреевич выходит в прихожую. Набирает номер. Делает заказ. Пройдя на кухню, пьёт из-под крана воду.
В дверях комнаты застывает – Ирина, прикорнув на диване, крепко спит.
Он неуверенно трогает её за плечо. Тихий стон.
Покачав головой, уходит в спальню и возвращается с одеялом. Осторожно укрывает им девушку. Ирина, повозившись, что-то сонно бормочет.
Сергей Андреевич прислушивается.
- …всё… что… могу…

Дом Ирины. Глухая ночь. Тишина.
Посреди двора каменным изваянием застыл кот Иннокентий.

Утро. Квартира Сергея Андреевича. Кухня.
У окна задумчиво сидит Ирина. Она тщательно одета, аккуратно причесана. За её спиной – накрытый к завтраку стол. На плите пыхтит чайник.
В двери возникает заспанный хозяин:
- Доброе утро.
Ирина, не оборачиваясь:
- Доброе.
- Ты что так рано?
- Десятый час.
Сергей Андреевич прикрывает дверь. В ванной шумит вода.
Ирина разливает чай. Намазывает маслом хлеб.
Входит Сергей Андреевич.
Ирина, тихо:
- Садитесь.
- Как себя чувствуешь, крошка-малютка?
- Чувствую,.. - накладывает ему бутерброды. - …Ешьте.
Молча едят.
Ирина, глядя в чашку:
- Сергей Андреевич.
- Да?
- Можно вас попросить?
- Попробуй.
После паузы:
- Не задавайте мне никаких вопросов… Ладно?
Он, пожав плечами, берёт бутерброд.
Пауза.
- Сергей Андреевич…
- М-м?..
- Я не врала вам… насчёт сестры.
Он кивает.
- …Она мне приснилась.
Сергей Андреевич, помолчав:
- Мне тоже приснилась дочь… Вот какое совпадение.
Ирина, искоса глянув на висящий фартук:
- Да. Совпадение.
Молчаливая пауза.
- Сергей Андреевич… Можно вас ещё попросить?
- О чём?
- Не выгоняйте меня сегодня.
Он, допив чай, отставляет чашку:
- Спасибо, - выходит.
Ирина, негромко:
- На здоровье.
Отворачивается. Кусая губы, слепо смотрит в окно.
Во дворе, размахивая игрушечными автоматами, уже носятся мальчишки.
Нарядная девочка с большим розовым бантом степенно выгуливает огромного сенбернара. Пёс преданно смотрит на маленькую хозяйку.
На глаза Ирины наворачиваются слёзы.
- Ира!
Она вздрагивает. Не шевелясь:
- Да, Сергей Андреевич…
- Мне нужно уйти… Часа на полтора.
Ирина быстро смахивает слезинку.
- …Так что ты не скучай тут… Телевизор включи… В шкафу журналы… Ты меня слышишь?
- Да, Сергей Андреевич.
- Ну, добро… Я постараюсь побыстрее.
В прихожей щёлкает замок.
Ирина, помедлив, встаёт. Неслышно проходит в комнату.
Замирает перед фотографией на стене.
Тихо стучат ходики.

- Ну что ты сидишь?!. Делай что-нибудь!..
По кухне мечется Елена Владимировна. Похоже, она не спала всю ночь.
- Константин!..
За столом, уставленным пивными банками, сидит отец Ирины.
Распахнутая пижама. Взлохмаченные волосы.
Он неприлично весел.
- Ленка, не мельтеши…
- Ты слышишь меня?!. Звони Олегу!.. Звони в милицию!.. Ну!..
- Не шуми… Объявится.
- Боже мой!.. Неужели так сложно предупредить?.. Она…
- Она за это ещё получит по заднице… Но только за это.
Открывает очередную банку.
Звонит телефон.
Елена Владимировна срывает трубку.
- Ира!.. Ирочка!.. Ты?.. Господи… Ну как же так?!
Слушает.
- Подожди… Где ты?.. Ирина!.. Что там за шум? Вода? Какая вода?.. Что ты делаешь?
Отец хихикает.
Елена Владимировна бросает на него гневный взгляд:
- Что?! - упавшим голосом – мужу. - …Она…
- Ну? - глоток пива.
Растерянно:
- Она моет пол…

Прихожая квартиры Сергея Андреевича. Шум воды в ванной.
Скрежет ключа. Хозяин, войдя, тут же едва не падает, споткнувшись о стоящий у двери пылесос. Чертыхнувшись, потирает колено.
- Ирина!..
Заглянув в комнату, столбенеет – свежевымытый пол сияет чистотой. Ковёр, стулья и кресла явно пообщались с пылесосом. Полировка серванта свежо отражает солнечный свет.
Сбросив ботинки, он проходит к спальне. Приоткрыв дверь, качает головой.
Гремит таз.
Сергей Андреевич заглядывает в ванную.
Ирина, облачённая в его старую рубашку с высоко подвёрнутыми рукавами, ожесточённо выкручивает мокрое бельё.
Бросив последний жгут в таз, неожиданно вопит:

- Крошка-малютка…
- Ирина.
- Ой!
Она испуганно оборачивается. Тут же расцветает улыбкой.
- Сергей Андреич?.. Уже?.. А я тут бельишком балуюсь.
- Ч-что это?
- Простынки, наволочки, пододеяльник… Рубашки уже на балконе.
- Рубашки?
- Ага… Помогите.
Отряхивая мокрые ладони, Ирина кивает на таз.

Оба выходят на балкон – длинный ряд влажных рубах.
- Хороший у вас балкончик… Стирай на здоровье – на всё места хватит.
Расправив наволочку, Ирина тянется к верёвке.
Нижний край её рубашки задирается.
Сергей Андреевич поспешно отводит взгляд.
Под балконом – сладкий голосок:
- Здравствуйте, Серёжа!…
Снизу улыбается соседка. Рядом с ней, подняв лохматую морду, сидит собачонка.
- Кхм… Здравствуйте, Виолета Васильевна...
- Здравствуйте, Виолета Васильевна!!.
Ирина, сложив простыню, с громким треском встряхивает её за перилами.
Пёс, взвизгнув, шарахается в кусты.
- Так… Дальше я сам! - Сергей Андреевич втягивает девушку в комнату, - …Посиди!
- Посижу, - она послушно опускается в кресло.
Быстро развесив белье, он относит таз в ванную. Садится на диван.
Ирина, скрестив голые ноги, исподлобья наблюдает за ним.
Сергей Андреевич озабоченно потирает подбородок.
- Ирина…
- Пылесос надо вынести.
- Что?
- Вытряхнуть. В мусорку.
- Потом.
- Почему – потом?.. Хотите – я? - она с готовностью встаёт.
- Сядь.
Ирина садится:
- Что с вами?.. Что-то случилось?.. Где вы были?
- В управлении.
- В каком?
- В нашем.
- А-а… Ну и?..
- Оказывается, сегодня ровно десять лет воздушного сообщения между нами и Канадой.
- Здорово!.. Поздравляю.
- Приглашены все экипажи и прочие представители обеих сторон.
- Тусовка, что-ли?
- Вроде того.
- Зашибись!.. Когда?
Он смотрит на часы:
- Через пять часов, - усмехнувшись. - …Явка, по возможности, обязательна.
Ирина, щёлкнув пальцами, вскакивает:
- Пять часов?.. Отлично. Я как раз успею накраситься!
Сергей Андреевич, в замешательстве:
- Ирина…
- На все официальные пьянки положено приходить с бабами! - неожиданно осекается, неуверенно смотрит на него. - …Или… у вас есть?
Сергей Андреевич, усмехнувшись:
- А как же.
Ирина, севшим голосом:
- Вот как…
- …Целых две… Крошка и малютка… И что интересно – обе безногие.

Залитая солнцем улица. Людской гомон, ворчание автомобилей.
Напротив четырехэтажного дома к тротуару приткнулся маленький чёрный «Опель».
В конце квартала на тенистой стороне – серый «мерседес» с тонированными стёклами.

Квартира Сергея Андреевича.
Он в форме лётчика стоит в дверях комнаты.
В прихожей перед зеркалом вертится Ирина. Вид у неё неотразимый.
- Да не смущайтесь вы… Объявите меня племянницей. Или, на худой конец, очень младшей сестрой. Мол, проездом из Крыжополя.
Сергей Андреевич, оглядев её, качает головой:
- Да уж… Из Крыжополя.
Ирина, довольно:
- Ну и что?.. Скажете, что я мисс Крыжополь, - утробным голосом: - …Крошка-малютка с Крыжополя пыльной…
- Пора, - он смотрит на часы. - …Ещё такси ловить.
- Такси?.. Зачем такси?
- Сам не могу… Там же придётся выпить.
- Да хоть залейтесь!.. Моя машина у дома.
- У дома?
- Ага… Порулю сегодня… Тем более, что я совсем не пью.
- Да. Я знаю.
Ирина встряхивает волосами:
- На взлёт!

Выходят. Спускаются по лестнице.
- Ирина…
- А?
- Там…
- Что?
- Будут и твои знакомые.
- Какие-такие?
- Со дня рождения.
Кривая усмешка:
- Разберёмся.

Тенистый внутренний двор массивного здания сталинской постройки.
Аккуратно постриженные деревья украшены флажками с символикой обеих стран и маленькими разноцветными самолётами.
Красочные транспаранты на двух языках. Гроздья воздушных шариков.
Под деревьями протянулись столы, тесно уставленные разнообразной снедью и разнокалиберными бутылками.
Чуть в стороне – невысокая сцена, увитая гирляндами цветов. На ней почётные гости. У микрофона седой представительный мужчина с красной гвоздикой в петличке. Его стоя слушают несколько десятков человек. Строгие костюмы, элегантная лётная форма. Среди гостей много женщин.
По всей видимости, говорит мужчина уже давно – лёгкий шепоток, откровенные взгляды в сторону столов.
Ирина стоит рядом с Сергеем Андреевичем. Он с непроницаемым лицом слушает выступающего. Девушка исподтишка поглядывает по сторонам.
Поморщившись, переступает с ноги на ногу. Что-то шипит под нос.
Сергей Андреевич, скосив глаза, укоризненно смотрит на неё.
Ирина, быстрым шёпотом:
- Я понимаю – выражение лица должно быть строго регламентировано, но сколько ж можно?
- Тихо.
- Он наговорил уже на двадцать лет воздушных сообщений.
…Дальнобойщик.
За их спинами кто-то хрюкает.
- Вот видите, Сергей Андреич, авиация со мной солидарна.
- Тихо.
Ирина, вздохнув, принимает подчёркнуто заинтересованный вид.
Из динамиков:
- …трудиться качественно и плодотворно на благо граждан наших прекрасных стран!.. Спасибо.
Дружные аплодисменты.
Ирина, вяло хлопая:
- Дядя несколько косноязычен… Не находите?
- Уж прости его… Он всё-таки француз.
- Да-а?
- Уи, мадемуазель.
Ирина энергично молотит ладонями.
- Браво, «Нормандия-Неман»!..
- Тихо!
На них весело оглядываются. Дружелюбный смех.
Гости растекаются по двору. Общее оживление. Звучит французская и английская речь. Звонко хлопает воздушный шарик. Где-то заиграла музыка.
Ирина тянет Сергея Андреевича к столу.
Плотоядно бормочет:
- Обож-жаю шведский стол!.. Обожаю!..
Вдруг замолкает – издалека на неё пристально смотрит круглолицый мужчина с чувственными губами.
- Ч-чёрт…
- Что такое?
Ирина, незаметно кивнув:
- Вон тот… С круглой рожей… Он кто?
Сергей Андреевич, оглянувшись, поднимает в приветствии руку.
- Штурман… И неплохой. Недавно перевёлся к нам с каирской линии.
- … и с тех пор в семье не без урода.
Сергей Андреевич фыркает:
- Что так?
- Он был на именинах.
- Был… И что?
- Приставал, зараза.
- Не удивительно.
Сергей Андреевич весело оглядывает девушку.
- Но-но!.. Не забывайте – я ваша племянница.
- Помню… Из Крыжополя.
- Вот и хочу есть.
- Пойдёмте, мисс.

- Опаздываете, Игорь Сергеич!.. Опаздываете!
Добродушного вида толстяк в залоснившемся костюме широко улыбается только что появившемуся Игорю. Рядом с парнем – знакомая нам брюнетка.
- Привет, Василь Василич… С дачи добирались, будь оно… На дороге авария.
Брюнетка передергивает плечами:
- Ужас!.. Сразу семь машин…
- Да… Пришлось делать крюк.
Толстяк, хохотнув:
- Но к самому главному всё равно поспели.
- Это уж как водится, - дружески кивнув, Игорь берёт брюнетку под локоть.
Они направляются к окружённому гостями столу.
Женщина замедляет шаг:
- Глянь-ка…
Он непонимающе озирается.
- Да, вон!.. - брюнетка глазами показывает на стоящих рядом Ирину и Сергея Андреевича.
Игорь, тихо присвистнув:
- Ах, вот оно что… Ну, Серёга… Ну, орёл, – сузив глаза, – …Пойдём-ка.
- Игорь…
- Пошли, говорю.

- Хватит… Хватит, Ирина.
Сергей Андреевич держит в одной руке тарелку, в другой – фужер. Ирина тоненькой палочкой ловко накладывает ему маленькие бутерброды.
- Достаточно.
- Ещё вот этот, с сыром… М-м… Рокфор!.. И балычок.
- Себе возьми.
- Это отдельная тема. Всё. Ешьте пока.
Ирина отпивает из бокала пепси-колу:
- Вкусно?
- У-у…
- Серёга!.. Дружище!..
Держа за руку брюнетку, к ним протискивается Игорь.
Ирина непроизвольно закрывает собой Сергея Андреевича.
Игорь, подчёркнуто вежливо:
- Как?.. И вы здесь?.. Добрый вечер, э-э,.. простите, имя запамятовал.
Ирина, усмехнувшись:
- Здравствуй, любимый, - кивает на брюнетку. - …Это твоя мама?
Игорь багровеет.
- Привет, Игорёк… Отойдём-ка… Дело есть.
Подошедший загорелый жилистый мужчина твёрдо берёт парня за предплечье.
Кивает Сергею Андреевичу. Тот - молча - в ответ.
Мужчина решительно отводит Игоря.
Брюнетка, зло посмотрев на Ирину, спешит за ними.
Сергей Андреевич молчит.
Ирина, проводив загорелого взглядом:
- Кто это?
- Это Иван… Мой друг.
- Я так и поняла, что друг. А этот… Если он ещё раз подойдет, я наворочаю кучу славных дел...
Девушка, улыбнувшись, ласково проводит ладонью по его руке.
- Кхм,.. - Сергей Андреевич хлопает себя по карманам. - …Вот, чёрт… Сигареты забыл…
- И у меня кончились… Здесь был буфет… Я сейчас!
Ирина гибко протискивается между гостями.
Перед ней вырастает представительная дама с высокой прической.
За её могучим плечом – приторные улыбки небольшой женской компании.
- Здравствуйте, деточка.
- Здрасьть…
- Какая вы красавица.
- Это я притворяюсь.
- А Сергей Андреевич… Он, что, ваш родственник?
- Нет… Я – его родственница.
Быстро протискивается дальше.
Ей в спину - шепоток:
- …с ума сошёл…
- …пристроилась…
Ирина стискивает зубы.
Крепкая рука хватает её за запястье.
- Привет, куколка!.. С кем на этот раз?
Она резко поворачивается – в лицо ей дышит перегаром чья-то весёлая покрасневшая рожа.
- Пустите!..
- А то я могу предложить руку, сердце и кое-что пониже… Как?
Ирина молча вырывается.

У стола Сергей Андреевич и загорелый мужчина. Только что выпив, они закусывают.
Загорелый смотрит на часы. Промокает салфеткой губы.
- Всё. Мне пора.
- Пошёл?.. Уже?
- Да. Может и ты…
- Ну, не-ет…
- Тогда держись.
- Не за что, Ваня.
Иван, заметив направляющуюся к ним Ирину, негромко:
- Это как посмотреть.
Кивнув, быстро отходит. Сергей Андреевич выпивает ещё одну рюмку.
- Приветствую на борту! - улыбающаяся Ирина подбрасывает пачку сигарет.
- Очень вовремя, - Сергей Андреевич с наслаждением закуривает. - …Что бы я без тебя делал…
- Эт-точно… Я ваш ангел-телохранитель… Ай-яй-яй!..
- Что такое?
Девушка берёт его за рукав:
- Измазались.
- Где?.. - он пытается разглядеть.
- Стойте смирно.
Ирина вынимает из сумочки платок. Лизнув его, старательно оттирает пятно.
- Как маленький… Ни на минуту нельзя оставить.
Сергей Андреевич, покачиваясь, жуёт сигарету.
- …и к тому же успели надраться… Всё… Чисто.
Ирина прячет платок.
- Молодец!.. Разрешаю закурить.
Девушка, щёлкнув зажигалкой, мрачно рассматривает гостей.
Он замечает это.
- Ты чего так смотришь?
Молчание.
- Эй, малютка!..
- Во мне просыпается застарелая ненависть красного кавалериста к аэроплану.
- Что случилось?
Ирина гасит сигарету.
- Есть хочу! Вот, что случилось, - потирая ладони, хищно оглядывает стол.- …Тэ-экс!..

В тёмном салоне «мерседеса» сидят Алик и худой, невысокого роста мужчина. Алик, посматривая на дом Сергея Андреевича, негромко:
- …уложить месяца на три-четыре… Ещё лучше – что б вообще не встал.
- В смысле?
- Подумай.
- Хм…
- Сделаешь, и ничего мне не должен.
- Если хочешь, чтобы не встал - штуку сверху.
- Не борзей, Валера.
- Штуку сверху.
Алик, пожевав губами:
- Ладно… Гулять, так гулять.
- Когда?
- Я дам команду… А сейчас хорошенько его рассмотри. Не дай Бог, с кем спутаешь!..
- Это не они?
В конце улицы – яркий свет фар.
Алик, щурясь, вглядывается.
- Да… Её «Опель». Давай.
Тихо хлопает дверца.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ...

1 2